Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Ремантодин

Вот за что люблю российские лекарства, так за добрую инструкцию. Наткнулся в инструкции к противогриппозному средству. Все подробно по полочкам разложено. :-)

«Ремантодин (альфа-метил-1-адамантил-метиламина гидрохлорид) являясь слабым основанием, действует за счет повышения pH эндосом имеющих мембрану вакуолей, которые окружают вирусные частицы после их проникновения в клетку. Предотвращение ацидификации в этих вакуолях блокирует слияние вирусной оболочки с мембраной эндосомы, предотвращая, таким образом, передачу вирусного генетического материала в цитоплазму клетки. Ремантодин также угнетает выход вирусных частиц из клетки.»

Английские истории — продолжение

— Эпилепсия, типичная эпилепсия, — повторил парамедик.
— Какая, нафиг, эпилепсия?! — удивился я.
Ситуация прояснялась — напряжённая неделя и бессонная ночь таки сказались на организме, и, посидев в кресле, тот решил сделать паузу. И я банально уснул, откинулся на спинку, а далее кувырнулся вместе с креслом приложившись физиономией к крестовине ножек.
— Поедемте в больницу, — предложил врач.
— Зачем?!
— Эпилепсия — очень опасное и коварное заболевание!
— Но у меня нет эпилепсии!
— Вот в больнице это и выясним.
В конце концов меня всё таки уговорили съездить в больницу сделать анализы — до понедельника мне всё равно нечем было заняться, а побывать в английской больнице было даже интересно.

Больница представляла собой комплекс довольно старых одноэтажных зданий, практически не соединённых между собой. Если пациенту нужно было сделать анализы в соседнем корпусе, его сажали в пижаме на кресло-каталку, закидывали сверху пледами и везли по улице. Палата, занимавшая почти всё здание, была расчитана человек на тридцать без различия пола и возраста — для интимно-гигиенических процедур вокруг койки задёргивалась шторка. Мне выделили койку напротив закутка для персонала, на соседней койке бабулька трепалась по мобильному телефону, с ехидной улыбкой пряча его при приближении медбрата. Сделали анализы, свозили на скорой в соседний город на томографию (как мне потом объяснили, эта поездка и была причиной объявления меня эпилептиком — больница получает на это очень хорошие деньги со страховой фирмы) и оставили до утра подождать результатов. Я поболтал немного с медбратом-индусом, но тот довольно плохо ещё говорил по-английски и скоро ушёл домой по окончанию его смены. Стало совсем скучно, но на моё счастье ко мне подошёл пообщаться главврач, которому сказали, что поступил какой-то иностранец-эпилептик.

Врач являл собой типичного английского джентльмена как я себе его представлял. Высокий, худощавый, с правильными аристократическими чертами лица, говорящий на том самом классическом английском, который мы когда-то слышали с пластинок на уроках в советской школе. Говорить с ним было настоящее удовольствие —мы проговорили больше часа: о политике, искусстве, природе и многом другом. Тут наш разговор прервал зуммер телефона, «лорд» извинился и отправился в закуток для персонала.
«Привет, Кать! Ты Мишу из школы уже забрала?» — к своему изумлению услышал я. Когда он вернулся к моей койке, мы познакомились ещё раз — мой новый знакомый оказался белорусом, в Англии уже шестой год. :-)

На следующее утро Стивен забрал меня из больницы и повёз в офис знакомиться с народом. Рабочий день пролетел очень быстро, и вот мы уже едем в гостиницу в соседнем городке Аскоте — все гостинцы в Брекнеле на момент моего прилёта оказались переполненными. Я прощаюсь со Стивеном, который в тот же вечер улетал в Германию, завтра за мной должен заехать Клаус. Вхожу в холл гостиницы и обнаруживаю у стойки регистрации собственный чемодан. Что такое?? Оказывается при оформлении моей поездки было неизвестно на сколько дней я еду, и гостиница получила предоплату только за одну ночь. Персонал честно прождал до вечера, аккуратно собрал мои вещи и выставил их в холл — в номер уже должны были вселиться новые постояльцы. Я несколько обиделся, но делать нечего — пошёл узнавать насчёт дальнейшего проживания. Выяснилось, что все одноместные номера заняты, остался один двухместный, и мне готовы его уступить за 80 фунтов, но деньги — вперёд.

Достал наличность — осталось только 50 фунтов. Ни одну из имевшихся у меня карточек отель не принял. Дозвониться до Стивена не получилось, в офисе тоже уже никто не брал трубку. Изучение карты показало, что других гостиниц рядом нет, аэропорта или работающего круглые сутки вокзала здесь тоже не водится. Ночёвка в парке также отменялась из-за конца ноября на дворе. Идти до города и искать удачи в чьём-нибудь доме? Поймать попутку до какого-нибудь другого города? Попробовать что-нибудь продать из вещей?

Продолжение следует.

Про мужественных людей...

«Я знаю многих ребят, которые предпочитают ездить на дальние расстояния самостоятельно. Среди них есть такие, кто не только не может без помощи постороннего выбраться из машины, но и не в силах откупорить банку консервов, а крышку термоса с чаем открывает с трудом. Сергей Опатович из С.-Петербурга травмирован на уровне С5, поэтому кисти у него работают плохо, но, бывший мотогонщик, он и теперь превосходно водит машину. Родные запаковывают его за руль "Волги", а спустя три дня и три ночи друзья извлекают Сергея за две тысячи километров от дома - в Саках.

Несколько лет назад Сергей отправился в одиночку на соревнования по кольцевым автогонкам в Чехословакию, в город Мост. Три дня он добирался из Питера через Витебск, Брест, Варшаву и Вроцлав до места. Из машины он все это время не вылезал и спал на лежанке справа от водительского кресла. Под рукой был ящик с бульонными кубиками, бутербродами и растворимым кофе. Воду он нагревал кипятильником, работающим от аккумулятора. На обратном пути он заехал к знакомой в ФРГ, поэтому возвращаться ему пришлось через три границы. Когда я спросил его, что было самым трудным, то он, не кокетничая, ответил, что ради экономии дорогого за границей горючего приходилось сдерживать скорость на автобанах Германии. "Всем бы шейникам его заботы", - подумалось мне.

В 1992 году мне посчастливилось познакомиться с двумя удивительными ребятами - мужем и женой Валерием и Людмилой Комиссаровыми. На своей "восьмерке", на спидометре которой было накручено уже больше 60 тысяч, они решили "прогуляться" от Владивостока до Петербурга. Прогулка эта длилась все лето 1992 года, и за три месяца они не ночевали ни разу вне машины: так было предусмотрено правилами игры, которые были выдуманы для усложнения условий этого испытания. Я рискую прослыть негостеприимным хозяином, но после ужина и перевязки, необходимой Валерию, я не стал настаивать на том, чтобы ребята заночевали дома, и проводил их к машине во дворе. Валерий больше двадцати лет назад сломал шею, с тех пор сидит в коляске, динамометрия обеих кистей по нулям, но в машину может забраться самостоятельно. Транспортная комиссия не допускает его к вождению автомобиля, и он через всю Евразию от Тихого до Атлантического океана проехал, не имея водительских прав. В это предприятие Валерий пустился с большим риском больше чем просто для здоровья, - трофические язвы в пяти местах требуют ежедневной перевязки, которую делает жена. Люда после перенесенного в детстве полиомиелита с трудом, очень медленно, и только по ровной поверхности передвигается с помощью двух костылей. Руки ее тоже плохо слушаются, поэтому для них самым сложным и неприятным во время путешествия оказалось перекладывание вещей в машине и подготовка ко сну, хотя спали они, как я видел, просто на опрокинутых спинках сидений. И так все три месяца!»

http://belsu.boom.ru/apteka/kolayska/kolayska16.htm